• Независимый информационно-туристический портал Беловежской пущи, Беларусь, аг. Каменюки
  • info.npbp.by@gmail.com
Назад к списку

Как сохраняют ткацкие традиции в деревнях Беловежской пущи 

За уникальными беларускими двухслойными "дыванами" (ковриками) приезжают ценители со всей Европы, в то время как на родине чудо-полотна спросом не пользуются.


Как сохраняют ткацкие традиции в деревнях Беловежской пущи, разбирался корреспондент Sputnik Дмитрий Босак. 

"Эти дываны — вечные. Стирать не надо. Зимой взял по снегу потянул, вытряс, высушил и все — он снова такой, как был", — говорит 74-летняя мастерица Надежда Грицук.Ткать она научилась, еще будучи маленькой девочкой, а подвойную технологию выучила после замужества. Ткацкий станок, или "кросны", Надежды Грицук стоят в Центре культуры и ремесел деревни Каменюки. Здесь она, мастер со званием "народный", передает свой опыт молодым поколениям.

"Когда-то моя мама ткала простые дываны и меня заставляла дощечку держать. Придешь со школы и дощечку держишь. А мне-то хотелось самой ткать. Мать уйдет — я за кросны. У каждого человека работа отличается. Мама замечала, и на меня: "Что ты уже наделала?" — вспоминает Надежда Анатольевна о своих первых попытках ткачества. 

Ремесленница показывает, как из станка выходит двухслойное полотно. И если с одной стороны на нем розовая основа и красный узор, то с другой — наоборот, основа красная, а узор розовый.

Первый свой двухсторонний "дыван" Надежда Грицук соткала почти 50 лет назад. С ним она "выгодовала" двух дочек. Застилала его на диван, потом на пол, за это время его даже успела поесть моль. Теперь покрывало хранится в музее при Центре. 

"Мне было двадцать пять лет, когда я научилась ткать. Вышла замуж, и тетка мужа прислала мешок шерсти. Мы помыли ее, спряли со свекровью. И я выткала ей одного и себе одного первого дывана. Всего, может, с пятьдесят штук выткала: той принесет нитки, той принесет, знаете, по соседству", — рассказывает народный мастер.

Подвойное ткачество есть и в Гродненской области. Но, как объяснила Надежда Анатольевна, там ткут по польской технологии. Она, по мнению мастерицы, сложнее. Способ, которым владеет народный мастер, существует лишь в нескольких деревнях Каменецкого района."Мы ездили в Люблин, когда я моложе была. Там совсем иначе работают. Налаживается так же, но работа идет иначе. В Минске были два раза. Там девочки из Гомельской и Витебской областей были, то говорили, у них такого не ткут. Ткут полотенца и покрывала обыкновенные, а такого — нет", — делится собеседница.За свою уникальность технология включена в список нематериального историко-культурного наследия Беларуси.

"Сейчас открывают усадьбы разные, люди интересуются. Уже постепенно начинают ткать, потому что мы показываем. В Минске преподаватели уже научились. В Институте культуры говорят, у них стоят кросны. Но учиться не очень-то хотят. Сейчас молодежь такая, им бы быстро все сделать. Ну а старики приходят, посидят, посмотрят. Ткаты тяжко, говорят, ой, не с моею памятью. Но приходят", — рассказывает ремесленница.

Раньше Надежда Грицук вела кружок в соседней деревне Подбела — там в клубе тоже стоят "кросны". Кроме "дываноў" ткала сидушки для стульев, сувенирные полотна. Узоры она берет из журналов для вязания или придумывает сама.Сейчас часть ее работ находится в музее Центра в Каменюках, оставшиеся разошлись по миру. Их купили финны, шведы, россияне и ценители из других стран.

"Один у меня забрали из дома, я продала его в Брест в музей. Он шерстяной, три с половиной килограмма весит. Толстый, красивый, бордово-желтый. Не хотела продавать, почти бесплатно отдала", — сожалеет Надежда Анатольевна.

Сейчас в Подбеле ткет первая ученица Надежды Грицук Мария Кравчинская. Она тоже народный мастер Беларуси. Подвойным ткачеством она занимается с 2000 года.На покрывалах Марии Ивановны преобладают традиционные славянские мотивы.

"Когда-то люди их просто вышивали на одежде, они оберегали людей. Веснянка, Масленица, Купалинка — все в образах женщины. Житнюю бабу сейчас тку — это оберег на зажинки, чтобы хорошо прошла уборка", — говорит умелица.

Один "дыван" можно ткать месяцами. Ручной труд дорого оплачивается — стоит он около 300-400 рублей. Хотя, как признаются ремесленницы, в Европе и Америке такие вещи ценятся гораздо дороже. Сидушки, рушники и сувениры создаются быстрее, сейчас мастера занимаются в основном ими."Такое маленькое люди больше берут. Однажды десять сидушек взяли в Минск. Четыре отдали послу во Франции Павлу Латушко. Ему очень понравилось. Он тоже очень любит ткачество. Мы ездили на 65-летие освобождения Минска. Я ему подарила вытканную Белую вежу. Он такой благодарный был", — рассказала Мария Кравчинская