Перейти на версию для слабовидящих
Размер шрифта
A A A
Цветовая схема
a
a
a
Изображения
Развернуть панель
  • Независимый информационно-туристический портал Беловежской пущи, Беларусь, аг. Каменюки
  • info.npbp.by@gmail.com
Назад к списку

Вертолеты с тепловизором и экстрасенсы. Тысяча человек 7 суток ищет Максима — ни одного следа 

Беларусь не помнит такой большой поисковой операции, которая сейчас проходит в окрестностях Нового двора, где неделю назад пропал десятилетний мальчик Максим Мархалюк. «Если не нашелся – есть надежда, что живой», – говорят волонтеры. Сутки с ними провели корреспонденты «Белсата». 


Работают более 200 сотрудников МЧС, сотрудники милиции и Следственного комитета, пограничные службы, водолазы, активисты «Красного креста» и поисково-спасательного отряда «Ангел» – на седьмые сутки здесь задействована тысяча человек. Днем и ночью над агрогородком и ближайшими лесными массивами кружат вертолеты, непролазные болота объезжают около 30 квадроциклистов, еще около 300 волонтеров цепью прочесывает лес в надежде найти хоть какой-нибудь след мальчика. Но следов нет.

«Как будто сел в вертолет и улетел»

Родители Максима начали бить тревогу вечером 16 сентября, когда правдоподобно, мальчик пошел за грибами. Как уже говорили ранее, никто из местной детворы с ним не пошел. В лесу недалеко от школы у детей была их «база», шалаш где они играли без сурового присмотра родителей. Недалеко от «базы» отец нашел велосипед мальчика и все… Следы пятиклассника просто исчезают. На месте не осталось следов даже от велосипеда, на котором приехал мальчик. В течение недели погода не особенно способствовала и после дождя не осталось ничего. СМИ писали, что собаки, которые брали след, потеряли запах у дороги, но, как стало известно позже, они не были хорошо обучены, а запах на асфальтированной дороге всегда теряется.

Сотрудники спасательных служб и волонтеры прочесывали радиус места исчезновения пять раз, однако никаких конкретных следов найти так и не удалось. Ни одного клочка одежды, ни одной вещи. «Как будто приехал, сел в вертолет и улетел», — удивляются волонтеры.

Бросают работу и приезжают со всей Беларуси

«Ночью мы брали машины и обыскивали в десятый раз опустевшие дома в близлежащих деревнях. В одном из них наткнулись на детскую курточку. Сразу связались с «ангелами», в результате оказалось, что они о ней знают: не его. Каждую зацепку, на которую удавалось попасть, безуспешно проверяли по сто раз. Два часа проторчали в Новоселках, где по мнению экстрасенсов они «чувствовали» Максима. Ни шороха, ничего», — рассказывает волонтер Коля из Гродно, который взял несколько дней отпуска на работе и отправился на поиски мальчика.

«Я здесь почти каждый день. Как не помочь? У меня самой три сына», – говорит волонтер Вера из Пружан. – «Муж просил, останься дома хоть сегодня, у нас такая дата, 12 лет как мы прошли обряд венчания. Говорю, не могу, ребенок этот перед глазами стоит».

«Надо искать, не может быть чтобы ни единого следа. Люди находятся», — говорит волонтер Саша, который работает дальнобойщиком. Саша взял отпуск за свой счет и не поехал в рейс, чтобы помочь в поисках.

Семеро квадроциклистав из Волковыска «Грязные волки» тоже приехали помочь. «Там уже все перехожено. Где мы сегодня были, уже по второму, по третьему разу проверяли. Двое местных нас водили. Я считаю, это нереально. То, что искать надо, это да. Но разве что, это только дело случая. Сегодня проехали 70 километров, куда этот парень мог пойти? Он же потом мог вернуться на место, где был, если он бродит», — делится впечатлениями «грязный волк» Мечислав.

Мальчик мне будет сниться 

Группа добровольцев вместе с «ангелами» и активистами «Красного креста» с самого утра отправилась в лес за 8 километров от деревни. Около трехсот человек выстроились в длиннющий ряд длиной почти в километр. Дождевик и резиновые сапоги — обязательное снаряжение. Даже, если не идет дождь, мокрые капли летят с верхушек деревьев.

Звучит команда «Движение», и люди начинают пробираться через чащу леса. Чтобы не потеряться, нужно держаться в колонне, однако вести 300 человек так трудно. Ходьба через лес превращается в сплошную тропу препятствий. Кустарник путает людей. Пока один человек делает несколько уверенных шагов, второй пробирается через поваленные деревья, болото или через колючие ветви елей. После двух часов медленного перемещения вперед между людей растет напряжение. Каждый пытается что-то предложить, однако единственный выход — вылезти из болота и елей, и шагать дальше. И так до самого вечера.

«Я понимаю, что все устали. Но идти одной колонной — это самый надежный и безопасный вариант. Если, не дай Бог, потом мы узнаем, что кто-то нашел мальчика в ста метрах, которые мы пропустили, он мне сниться будет, этот мальчик», — не выдерживает один из командиров «ангелов».

В буквальном смысле осматривается каждый куст, каждое поваленное дерево, под которым мог спрятаться ребенок. Однако вся земля протоптана следами диких кабанов, лосей, косуль и зубров. В определенный момент люди из левой части цепи начинают кричать, под ногами трясется земля, за деревьями мелькают мощные тени — в пятидесяти метрах от нас пробегает стадо зубров.

«За 2 дня видел только зубров, лосей, кабанов, зайцев. Следов волка я не видел. Нас тут просто много, но если зубров увидишь, нужно не стоять у них на пути и желательно не двигаться, чтобы не спугнуть. И не улыбаться — оскал, символ агрессии у животных. От кабанов и волков один выход — только на дерево залезть. Кто-то кричал сегодня: «Волк». Это неправда. Волка никто не мог видеть. Волки ходят активно ночью и только стаями. Но даже волк никогда не тронет человека, если не пробовал человеческого мяса. Тогда они сходят с ума и ничего другого уже есть не могут. Но это очень редкие случаи, таких сразу отстреливают охотники, так как они начинают лезть в деревню», — объясняет волонтер Николай.

По словам Николая, в лесу в это время можно спокойно выжить. Это не пустыня, где нет воды. Вода, к примеру, собирается в шапках грибов. Или, если найти пластиковую бутылку, можно собрать капли с листьев. Ночи сейчас не морозные: не замерзнешь. Главное — найти сухое место на ночлег. Важно не спать на спине, лучше на руке или на стороне, чтобы не застудить почки и не заболеть воспалением легких. Ночью лучше не бродить, а днем ​​смотреть на солнце, ориентироваться по мху на деревьях, который растет с северной стороны, и идти вперед. В любом случае рано или поздно можно выйти хотя бы на тропу, особенно, если это лес близко деревни. Любая тропа куда-нибудь приведет.

«Если бы зверь напал, то нашли бы. Кровь, останки, хоть что-то. Если бы кто-то убил, не дай Бог, нашли бы труп. Если не нашли, значит, есть надежда, что живой», – говорит Николай.

После целого дня поисков в лесу волонтеры вернулись ни с чем. Возле сельсовета, где находится штаб, людей уже ждала горячая еда. Местные и приезжие помогают, чем могут. В палатках Красного креста лежат мешки с чаем, кофе, конфетами, «мгновенными» супами, картошкой, теплыми носками, лекарствами и всем, что может понадобиться поисковикам. Вечером с работы возвращаются местные жители, которые охотно приглашают приезжих на ночлег.

Госпожа Галя, которая приютила нас к себе в дом, шокирована ситуацией.

«Куда же тот ребенок мог деться? Я сама, когда за клюквой в болото хожу, только с собакой. Туман, как осядет — оттуда не выберешься. Говорят, что возможно прячется где-то. Но сколько же можно прятаться? Это же ребенок. Там нормальные родители. Он желанный ребенок. Разница со старшим братом 10 лет. Отец не пьет. Обычные люди, как и все мы», — объясняет Галина.

Ночью поиски не прекращаются. Постоянно летают вертолеты с тепловизорами, ходят кинологи с собаками. Тысяча людей ищет и тысячи молятся, чтобы ребенок нашелся.

Местные рассказывают, что после происшествия у матери Максима ухудшилось здоровье и женщина попала в больницу. Каждый день на месте, где в лесу стоит шалаш, сидит отец и ждет сына.

Координаторы поисковой операции просят собираться в штабе, который будет находиться на стадионе возле школы за сельсоветом в 9:00, 12:00, 15:00, 18:00, и иметь с собой одежду и сапоги для похода в лес.