• Независимый информационно-туристический портал Беловежской пущи, Беларусь, аг. Каменюки
  • info.npbp.by@gmail.com
Назад к списку

Сколько филинов в Беловежской пуще? 

Именно такой вопрос стоял перед участниками семинара по учету сов, который был проведен национальным парком «Беловежская пуща» и общественной организацией «Ахова птушак Бацькаўшчыны» при поддержке Франкфуртского зоологического общества.


Найти ответ на него важно уже хотя бы потому, что филин занесен в Красную книгу Беларуси, но при этом, как и многие другие виды сов, отличается скрытностью, так что оценить его реальную численность непросто. К тому же крупные хищные птицы (и филин – не исключение) являются хорошим индикатором того, в каком состоянии находится окружающая среда.

Одним словом, знать, сколько представителей этого вида обитает на любой особо охраняемой природной территории, обязательно. С точки же зрения волонтера участие в подобных учетах – редкая возможность попасть в заповедный весенний лес и послушать его голоса, а заодно увидеть деревья такой толщины, которые, кажется, бывают только в сказках. И ожидания нас не обманули: за несколько дней удалось наслушаться вдоволь и воробьиного сычика, и серой неясыти, и мохноногого сыча. Однако с филином все оказалось сложнее.

Методика его учетов довольно проста и хорошо отработана: необходимо стать как можно ближе к участку, где предположительно обитает этот вид, и незадолго до заката начать внимательно слушать. Если птица крикнет, по компасу определяют азимут, оценивают примерное расстояние до источника звука, а потом заносят эти и другие важные данные в специальный бланк.

Так уж получилось, что услышать филина нам удалось с первой попытки. Солнце еще не успело сесть, как со стороны заболоченной поймы, поросшей ольхой, раздалось глухое уханье. Однако из-за большого расстояния не было уверенности в том, что голос подал именно филин. Прошло еще несколько минут, и вот уханье раздалось ближе. Оно звучало так, будто птица кричит из-под земли. Можно было бы создать красивый образ, сказав, что это и есть голос самого древнего леса, если бы филин не предпочитал его чащу открытым участкам, где удобнее охотиться.

Информацию, собранную волонтерами, еще предстоит проверить, но одно известно точно: в последующие дни никому из участников учетов услышать филина больше и не удалось, хотя всем этого, конечно же, очень хотелось. Это отнюдь не значит, что в северной части Беловежской пущи, где проходил семинар, этот вид не обитает. Как уже говорилось выше, обнаружить его непросто. Если погода не подходящая, филин может вообще не подавать голос. Одним словом, тонкостей хватает, поэтому говорить о результатах учетов пока рано.

Волонтерам же они наверняка запомнятся криками не только сов, но и вернувшихся на родину журавлей, устраивавшихся на ночевку, а также волчьим воем. В то, что на юго-западе Беларуси уже наступила весна, было трудно поверить после заснеженного Минска. Тем не менее на многих полях вокруг Беловежской пущи снега вообще не осталось. Пели скворцы и полевые жаворонки, над головой то и дело пролетали стаи серых гусей. А еще были посиделки до поздней ночи, поиски гнезд крупных хищных птиц в окрестностях болота Глубокого, которые продолжались до самого обеда, и множество следов на снегу, которые недвусмысленно говорили о том, что животных вокруг больше, чем нам кажется. Самые же настойчивые получили «на десерт» бородатую неясыть.